Доброключения и рассуждения Луция Катина

Доброключения и рассуждения Луция Катина

Борис Акунин

     

бумажная книга

15.24 USD 13.41 USD

вы экономите 1.83 USD (12%).


В корзину


Наличие на складе:

Склад в Москве
отгрузка со склада в Москве: 30.10.2019

Склад в С.-Петербурге
Ожидаемое поступление (если вы сделаете заказ прямо сейчас): 28.10.2019; планируемая отправка: 29.10.2019



Издательство: АСТ
Серия: Борис Акунин. История Российского государства
Дата выхода: июнь 2019
ISBN: 978-5-17-082580-6
Объём: 288 страниц
Масса: 578 г
Обложка: твёрдая
Бумага: офсетная
Место в рейтинге продаж: 322

Этот роман, написанный в духе авантюрно-философских романов XVIII столетия, описывает захватывающую эпоху, когда человечество училось обустраивать общество, мыслить и любить по-новому. Что-то получалось, что-то нет, но скучно не было! Внутри спрятана еще одна книжка, дополнительная. Называется она "аристобук", то есть "улучшенная книга": впервые в издательской практике она снабжена уникальным аудиовизуальным контентом, считываемым смартфоном или планшетом при помощи бесплатного приложения.

 

Цитаты:

«Всему Санкт-Петербургу известно, что российской державой управляют женщины, входящие в ближний круг ее величества. Наисильнейшая из них, наиближайшая к державной особе — царская кузина Хавронская. Ни одно значительное назначение, ни одна перестановка в верхах не свершается без ее участия».

 

«Он пожевал ранних сыроежек, полакомился земляникой, попил вкусной воды из родника. Вот оно, руссоистское счастье! Великий Жан-Жак, вероятно, прав, думал Катин, лежа на земле и жуя сочную травинку. Где Природа — там рай, где общество — там ад. Но, с дру- гой стороны, общество уже создано, обратно по лесам и полям его не разгонишь. Можно ль не стараться поправить условия человеческого существования? Не жалко ль невинных младенцев, рождаемых на унижения и муки?».

 

«— Однако позвольте спросить вас про важное. — Широкий лоб его высочества нахмурился. — Каких воззрений на общественное благо вы придерживаетесь? Вы сторонник Вольтера или Руссо? — Скорее Локка, — отвечал Катин. — Как я счастлив! — воскликнул принц. — Придите же в мои объятья, брат по убежденьям! Рукопожатие перешло в объятья и завершилось лобызаньем».

 

«Было тревожно. В Луциевом отечестве власть никто никогда просто так не отдавал, мало считаясь с тем, что кому надлежит по праву. Екатерина Первая отобрала корону у царевича Петра, фельдмаршал Миних согнал законного регента Бирона, нынешняя государыня Елизавета Первая выдернула трон из-под царя Ивана, а помрет она — опять неизвестно, что будет. Конечно, здесь не Россия, а Германия, страна законов и приличий, но все-таки страшно. Кто отнимает власть у действующего правителя не на гвардейских штыках, а с двумя подагрическими лакеями?».

 

«— Я скажу, чем закончится ваш общественный эксперимент, — грустно сказал он. — Вы очень молоды и чересчур умозрительны в своих суждениях о людях. Народ — как собака. Пока держишь ее в строгости и на поводке, она послушна, виляет хвостом и лижет руку. Но коли разбалуешь, начнет огрызаться, гадить где ни попадя и в конце концов покусает хозяина».

 

«У себя в комнате, сплошь уставленной книгами, превосходная фрейляйн подарила Катину трость железного дерева с набалдашником из слоновой кости в виде головы Минервы, богини разума. — Смысл сей аллегории таков: всегда опирайтесь на разум, эта опора крепче железа, — напутствовала Луция подруга».