VERTIGO. Круговорот образов, понятий, предметов

VERTIGO. Круговорот образов, понятий, предметов

Умберто Эко

     

бумажная книга

47.45 USD 44.13 USD

вы экономите 3.32 USD (7%).


В корзину


Наличие на складе:

Склад в Москве
Ожидаемое поступление (если вы сделаете заказ прямо сейчас): 04.03.2020; планируемая отправка: 05.03.2020

Склад в С.-Петербурге
Ожидаемое поступление (если вы сделаете заказ прямо сейчас): 10.03.2020; планируемая отправка: 11.03.2020



Издательство: Слово/Slovo
Дата выхода: август 2018
ISBN: 978-5-387-01524-3
Объём: 408 страниц
Масса: 1300 г
Размеры(В x Ш x Т), см: 24 x 17
Обложка: твёрдая
Дополнительное оформление: Суперобложка
Иллюстрированное издание +
Цветные иллюстрации +
Переводное издание +

Подробные комментарии, обширный иллюстративный ряд и литературная антология. Книга понравится не только преданным читателям бестселлеров «История Красоты» и «История Уродства», но и всем поклонникам Умберто Эко, а также всем, кто интересуется литературой, эстетикой, искусством.

 

Откуда и почему в мировой культуре появилось стремление к каталогизации и систематизации? Есть ли связь между средневековыми бестиариями, картинам Босха и композициями Энди Уорхола?

 

В этой книге Умберто Эко рассказывает о стремлении западной культуры к систематизации, выстраиванию рядов, к составлению списков: это могут быть сонмы святых, шеренги солдат, каталоги диковинных существ или целебных трав, перечни сокровищ, или же дефиле ХХ века от мюзик-холла до подиумов высокой моды. Культура, убежденная в собственной силе и значимости, отдает предпочтение завершенным, стабильным формам; если же ей приходится сталкиваться с хаосом разрозненных явлений и пытаться подобрать к ним общий критерий, она начинает составлять перечни событий, фактов, символов, орнаментов и знаков.

 

Именно стремление мировой культуры к упорядочению становится предметом исследования Умберто Эко, гениального писателя и мыслителя нашего времени. Как и в книгах История Красоты и История Уродства, мгновенно ставшими мировыми бестселлерами, рассказ самого Эко дополняется литературной антологией и обширным иллюстративным материалом, которые подтверждают и развивают авторскую мысль.